Максин Максим Эрикович

 

Старший лейтенант    

     

     Погиб 7 апреля 1995 г. при проведении специальной операции в населённом пункте Самашки Чеченской республики. Указом Президента РФ награждён орденом Мужества (посмертно).

     Выпускник 6-й роты 3-го батальона Ленинградского высшего политического училища им. 60-летия ВЛКСМ ВВ МВД СССР 1991-го года.

     Похоронен на кладбище села Луцино Одинцовского района Московской области, в 5 км от города Звенигорода.

БОЙ ЗА САМАШКИ

     «Ещё один день, и тоже 7 апреля, но уже 1995 года, также вписан кровавой строкой в историю подразделения. В этот день софринцы вместе с милиционерами московского ОМОНа входили в чеченское село Самашки. Здесь было средоточие боевиков. Большая часть домов была превращена в долговременные огневые точки. Как выяснилось, здешние ваххабиты несколько лет подряд старательно готовились к боевым действиям. Окраины — в траншеях и минных полях, дома оборудованы мощными подвалами с бойницами для ведения огня, а потому могли выдержать длительную осаду.

     К тому же большинство этих подвалов соединялось системой ходов и сообщений, блокированных стальными дверями. Проведя переговоры с мирными жителями, военные и милиционеры до последнего ждали, что здравый смысл возобладает и селяне Самашки покинут.

     Боевая операция началась 7 апреля в 16 часов. До этого момента человек шестьсот из села действительно вышли, остальные то ли не захотели, то ли их не выпустили боевики. По оперативным данным, противостоял тогда бригаде батальон полевого командира Шамиля Басаева. Подступы к селу, как говорилось ранее, были заминированы. Плюс ко всему сами боевики были переодеты в российскую военную форму. Отлично говоря по-русски, вводили солдат в заблуждение. Приняв боевика за омоновца, погиб младший сержант Алексей Будкин, получивший в упор очередь из автомата.

     Когда авиация с артиллерией наносили удары по скоплениям живой силы и бронетехники противника, боевики отсиживались в подвалах. Но стоило только нашим солдатам появиться в селе, как они тут же вылезали изо всех щелей и занимали огневые позиции. Сложность операции в Самашках заключалась и в особенностях местности: село узкое, большой овраг.

     Технике приходилось смещаться, продвигаться в колонне. Отлично зная каждую кочку, боевики этим и воспользовались. Около школы подбили наш танк, загромоздив проход остальной технике, и взяли все подступы к нему на мушку. Из-за этого боевая операция затянулась, и дожимать противника пришлось уже ночью. Впервые после Великой Отечественной войны (!) внутренние войска МВД РФ вели ночной бой. Вспоминает сержант запаса Евгений Максимов:

     — Я находился в 1-й штурмовой группе, которой командовал старший лейтенант Максим Максин. Около школы по нам внезапно открыли огонь. Первым погиб Серёга Быданов, а потом Лёха Давлетгараев. Но мы всё-таки мимо школы проскочили, только старший лейтенант Максин задержался. Сейчас, говорит, догоню. Он с тремя омоновцами остался, и все четверо на растяжке подорвались, ранения получили. Боевики их окружили. Максин и два омоновца погибли, лишь один милиционер чудом спасся.

     Бой был тяжёлым. Стрельба в селе практически прекратилась лишь к двум часам ночи. Тогда в Самашках софринцы потеряли одиннадцать человек убитыми… Но и басаевским боевикам досталось изрядно. По данным разведки, на тот свет их было отправлено около сотни».

  Фото предоставлены однокурсником по Ленинградскому высшему политическому училищу

им. 60-летия ВЛКСМ ВВ МВД СССР и другом Максима Максина Борисом Ивониным

© 2018-2020 «СОФРИНЦЫ». МЕЖРЕГИОНАЛЬНАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ВЕТЕРАНОВ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ